Совпадение IP-адресов контрагентов и необоснованная налоговая выгода

Уникальным идентификационным номером любого компьютера в глобальной паутине является IP-адрес. Он состоит из четырех групп чисел, разделенных точками. Например: 192.052.1.14. Первые два числа указывают на номер сети, вторые два - номер узла (компьютера).

При каждом выходе в интернет пользователь получает от провайдера один и тот же номер сети, но уникальный номер компьютера может меняться. Таким образом, совпадение номера сети в IP-адресах пользователей свидетельствует о том, что они находятся в непосредственной близости друг от друга. Полностью совпадение IP-адресов у нескольких пользователей означает, что они использовали одну точку доступа к интернет.

Однако, это не всегда так. Существуют так называемые динамические IP-адреса, которые меняются при каждом подключении к сети и идентифицируют пользователя только во время сеанса. Даже если выход в интернет осуществляется с одного и того же компьютера. Таким способом провайдеры расширяют возможности по предоставлению своих услуг. Тем более, если речь идет о бизнес-центре, оказывающем услуги аренды офисных помещений.

Стоит также упомянуть и беспроводную связь. Доступ к WI-FI может осуществляться любыми пользователями бесплатно и беспрепятственно. А каждый крупный банк предоставляет своим клиентам мобильные приложения для осуществления операций по расчетным счетам.

При инициировании дел о необоснованной налоговой выгоде, притворности сделок между контрагентами налоговые органы в числе доказательств оперируют фактами использования организациями систем дистанционного банковского обслуживания с одного IP-адреса. По их мнению идентичность адресов свидетельствует об использовании одного и того же компьютера в интересах нескольких организаций для управления расчетными счетами и осуществления безналичных расчетов одними и теми же пользователями, что предполагает взаимозависимость и подконтрольность контрагентов, согласованность их действий. И в результате влечет получение необоснованной налоговой выгоды без намерений ведения реальной предпринимательской деятельности (фиктивность хозяйственных операций и притворность сделок).

Судебные органы, при достаточной технической подготовке ответчиков, не принимают совпадение IP-адресов в качестве единственного и безусловного доказательства нереальности хозяйственных операций между юридическими лицами с целью получения необоснованной налоговой выгоды, согласованности их действий и подконтрольности (взаимозависимости).

Налоговикам не удается опровергнуть доводы о том, что один динамический IP-адрес не означает выход в сеть с одного компьютера или из одного помещения. Для этого налогоплательщику достаточно заручиться письмами из кредитных учреждений с пояснениями организации выхода в интернет для подключения в системам дистанционного банковского обслуживания. А также письменными пояснениями провайдеров или независимых экспертов в данной сфере.

Приведем немного судебной практики.

Арбитражный суд Приволжского округа в постановлении по делу №А72-16136/2014: «Такие сведения, как IP-адрес, не носят характер индивидуальных и не являются идентификационными данными клиента, поскольку вход в программу банковского обслуживания может быть осуществлен из общих точек доступа к Интернету (WI-FI). Совпадение IP-адресов может свидетельствовать только о совпадении территории (адреса), причиной совпадения IP-адресов может являться использование организациями доступа к Интернету посредством одного и того же интернет-шлюза. IP-адрес, с которого была осуществлена коммуникация, идентифицирует лишь конечное устройство, с которого она была сделана, но не само лицо».

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу по делу №А03-23461/2014. Отклоняя доводы налоговиков о согласованности, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды действий общества и некоторых его контрагентов, суды указали следующее: "Нахождение филиала общества и его контрагентов первого и второго звена (в разное время) в разных помещениях одного здания не повлияло на условия и результат финансово-хозяйственных операций между ними и не свидетельствовало о руководстве обществом деятельностью этих организаций. Диапазон IР-адресов 78.109.140.24/29, присвоенный оконечному оборудованию общества – маршрутизатору, мог использоваться для выхода в Интернет любыми лицами с любого устройства, подключенного к этому оборудованию, как посредством локальной сети, так и с использованием сети беспроводного доступа (WI-FI) (что подтверждено интернет-провайдером)". «Налоговый орган не представил доказательства того, что необходимые для управления расчетными счетами посредством системы «клиент – банк» ключи электронно-цифровых подписей, предоставленные банковскими учреждениями организациям-контрагентам, находились в распоряжении сотрудников общества или связанных с ним лиц».

Арбитражный суд Центрального округа по делу по делу № А54-6206/2015: «Оценивая довод налогового органа об использования налогоплательщиком и его контрагентами для подключения к Интернету единого IP-адреса, суды отметили: IP-адрес не позволяет идентифицировать персональный компьютер в электронно-коммуникационной сети либо конкретного пользователя, а означает лишь уникальный сетевой адрес узла в компьютерной сети. Узел сети – это устройство, соединенное с другими устройствами, часть компьютерной сети. Узлами могут быть компьютеры, мобильные телефоны, карманные компьютеры, специальные сетевые устройства, такие как маршрутизатор, коммутатор или концентратор».

При этом арбитраж принял к сведению пояснения от кредитных организаций и интернет-провайдера:

- авторизация клиентов в банке производится не по IP/МАС-адресам, а по логинам, паролям и электронным подписям. Информация об IP-адресах может соответствовать как компьютеру клиента, так и сетевому оборудованию клиента или провайдера клиента. В большинстве случаев IP-адрес компьютера клиента является динамическим и может меняться в разные сеансы связи;

- банк не располагает сведениями о реальном местоположении компьютера, с которого производились платежи одним из контрагентов общества, а также телефонном номере, который он использовал для соединения с системой «Банк-клиент». Привязки системы «Банк-клиент» к определенному компьютеру нет;

- банк не может предоставить сведения о месте установки автоматизированного рабочего места другим контрагентом общества, так как система «Интернет-Банк» не требует работ по установке; логирование МАС-адресов в ней не предусмотрено.

В результате арбитражный суд констатировал факт подключения устройств, с которых совершены операции по безналичным расчетам, к одному сетевому узлу офисного помещения. Что не может являться однозначным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Арбитражный суд Центрального округа по делу №А64-8137/2015: «отклоняя доводы налогового органа о нереальности поставок семян подсолнечника от компании-контрагента в связи с использованием обществом и компанией-контрагентом одного IP-адреса при электронных расчетах с банком, суд учел аргументы налогоплательщика о том, что выход в Интернет с использованием диапазона IP-адресов 176.107.224.66; 213.129.111.53 мог осуществляться любыми лицами с любого устройства, подключенного к конечному оборудованию абонента (общества) как посредством локальной сети, так и с использованием сети WI-FI». «Использование одного IP-адреса (который без использования ключа электронной цифровой подписи клиента не является средством идентификации клиента автоматизированной системы расчетов) само по себе не может служить основанием для признания полученной обществом налоговой выгоды необоснованной».

Арбитражный суд Уральского округа в постановлении по делу №А60-36692/2016 указал: «идентичность статического IP-адреса означает, что проверяемое лицо и его контрагент использовали один персональный компьютер для осуществления расчетов через систему «клиент – банк». Указанное обстоятельство в совокупности с другими доказательствами свидетельствует о согласованности действий сторон по сделке и их подконтрольности».

Арбитражный суд Уральского округа в постановлении по делу №А76-7730/2016: «Указывая на несостоятельность вывода налогового органа о совпадении IP-адресов как о признаке подконтрольности действий проверяемого лица и его контрагентов, налогоплательщик, ссылаясь на заключение специалиста по вопросу о возможности или невозможности работы нескольких клиентов с одинаковыми IP-адресами в Интернете, привел такие аргументы:

- однозначную привязку клиента к IP-адресам установить невозможно;

- работа нескольких клиентов с одинаковыми IP-адресами в Интернете возможна из-за использования интернет-провайдерами технологии NAT для трансляции адресов из внутрисетевых во внешние;

- внешний IP-адрес – это уникальный числовой идентификатор компьютера, используемый для выхода в Интернет, который задается провайдером. Большинство провайдеров назначают внешние IP-адреса на базе блоков, привязанных к регионам. Это не исключает, что IP-адрес будет не уникальным, а используемым в целой подсети. Он может передаваться от одного клиента к другому и изменяться».

Таким образом, при небольшой подготовке к суду с налоговиками, по фактам совпадения IP-адресов в делах о согласованности действий контрагентов, вполне реально отстоять свою правоту, оперируя техническими моментами и судебной практикой. При отсутствии иных доказательств заведомой согласованности действий юридических лиц в использовании незаконных схем налоговой оптимизации не позволяет вменять ответчику отсутствие должной осмотрительности и осторожности в выборе поставщиков.